• Леля Абу-Навас

Сергей Сафронов: Журналисты, артисты – мы все в одной лодке


О плотном гастрольном графике, «Битве Экстрасенсов», как способе продвинуть бизнес и бытовом алкоголизме.

С Сергеем мы встречаемся в холле театра. Он артист, я журналист, у нас небольшой эксклюзив. До меня у него берут интервью дети из телешколы. Девочка-репортер с большим микрофоном задает иллюзионисту вопросы на камеру. Держит себя профессионально, говорит тоном натурального репортера, Сергей терпеливо и подробно (в который раз) отвечает на вопросы о родителях, первых программах, в которых принимал участие и «Битве Экстрасенсов». Все по-взрослому. Я залюбовалась.

ФОТО: ОЛЕСЯ КАЛУГИНА

Освобождаясь, подходит ко мне. Я приглашаю его присесть. Он выглядит на первый взгляд довольно закрытым, отстранённым.

Леля (улыбаясь): Кажется, моя молодая коллега уже задала вам все стандартные журналистские вопросы

Сергей: Возможно, к счастью.

Леля: Возможно, есть что-то, о чем вы сами хотели бы поговорить?

Сергей (довольно жестко): У меня нет такой темы.

Леля: Мне кажется, или вы то ли заболели, то ли расстроены, то ли очень устали…

Сергей: Просто мы всю ночь провели в дороге. Если честно, мне неудобно перед журналистами, потому что уже на протяжении двух недель у нас ночные переезды по 10 часов, мы не спим. Высыпаться более или менее удается только в гостинице. Я еще не проснулся. Вылез из кровати, и сразу сюда.

Леля: Очень сочувствую. Плотный гастрольный график? Сколько городов в неделю?

Сергей: Я не считаю. Но когда я не на гастролях, у меня настоящий праздник. Недавно видел по телевизору, как одна певица говорит: «Ребята, поздравьте, у меня сейчас будет гастрольный тур! 20 городов. Я выезжаю!». Я на нее смотрю и, с одной стороны, ее жалко, с другой стороны, завидно, потому что у нее всего 20 городов, а у нас тур никогда и не заканчиваются фактически. Я не знаю, когда заканчивается один тур и начинается следующий. Вся жизнь один сплошной тур.

Леля: Есть такое представление о жизни артистов, что вы много где бываете, все объездили, якобы видели весь мир. Насколько я знаю, чаще всего артисты видят только аэропорты, вокзалы и гостиницы…

Сергей: Это правда!

Леля: На Байкал то хоть ездили?

Сергей: С нами ездит мой папа, Владимир Анатольевич, он мне говорит сегодня: «Сергей, представляешь, тут всего 30 минут до Байкала. Как бы туда доехать». Я говорю: «Не знаю. Хотите – езжайте, а я спать».

У меня даже нет сил доехать до Байкала. Радует, что однажды я его уже видел. Сейчас я только проснулся, до концерта осталась два часа, надо собираться.

Леля: А когда выступление в следующем городе – на следующий день?

Сергей: Слава богу, этой ночью летим в Москву. У нас три дня съемок. А потом Егорьевск. Потом еще пара городов недалеко от Москвы, а потом… Вам точно надо это знать?

Леля (смеясь): Интересно получить представление о плотности графика. И как вы в нем выживаете?

Сергей (открывает телефон и показывает заметку со списком городов, которую бесконечно, наверное, можно прокручивать вниз): Я тут выделяю себе, где мы уже были, а куда еще надо приехать.

Леля: Вы сказали, у вас съемки, если не секрет, где будете сниматься?

Сергей: Я люблю кино. Сейчас снимаюсь в кино.

Леля: Можете рассказать, в каком?

Сергей: Нет, не могу

Леля: Столько секретов…

Сергей: Просто продюсеры не любят, когда кто-то бежит вперед паровоза, поэтому о проектах рассказываем, только когда они уже сделаны. Это, наверное, правильно. В цирке тоже так. Пока не сделаешь сальто, не говори: «Ап!».

Леля: У вас все спрашивают постоянно про «Битву Экстрасенсов». Наверное, это логично, ведь вы стали популярными благодаря этой программе.

Сергей: Ну, да

Леля: Все братья Сафроновы в свое время работали в рекламе. Правильно ли я понимаю, что участие в шоу было продуманным пиар-ходом?

Сергей: Естественно. Мы пошли на это, чтобы пропиариться. Вообще, телевидение, радио, журналисты, артисты – мы все в одной лодке.

Для меня дико, когда артист приезжает в город и говорит: «Я местным интервью давать не буду, кто они такие, зачем это нужно?». Это нужно. Если про артиста не будут писать и говорить, его перестанут узнавать и никто не купит билеты на его шоу.

Поэтому в «Битве Экстрасенсов» мы согласились работать бесплатно, и до сих пор работаем бесплатно. Это рейтинговая программа. Кстати, когда она началась, никто не знал, что она станет популярной. Это был эксперимент. Но мы все равно согласились там работать ради пиара.

Я даже помню, как бежал, сломя голову [узнав, что будет главным скептиком]. Мы тогда выпили, а нам звонят и говорят: «Ну что, поедете?». Мы молоды, нам что – бухнули, запаслись адреналином и поехали. Приезжаем, а там такие же все синие сидят. В общем, сразу сошлись характерами. Уже десять лет работаем.

Леля: Прекрасно…

Выходит, вы благодаря шоу продвинули свой бизнес

Сергей: Да, если не «Битва Экстрасенсов», никто бы не знал, кто такие братья Сафроновы.

Хотя, нет, почему знали бы. До «Битвы» у нас были и другие телевизионные проекты, и был повод говорить, что Сафроновых знают, узнают. «Битва Экстрасенсов», возможно, даже помешала где-то.

Помню, мы поехали в первый тур. Занавес открывается, а в зале мы видим банки какие-то трехлитровые, крема, фотографии…

То есть, приходил зритель, который не понимал, что на афише написано: «Иллюзионисты»; «Братья Сафроновы»; «Иллюзионное Шоу», еще что-то такое… Вот «Битва Экстрасенсов» – это мы понимаем. Пойдем водичку заряжать.

Леля: Вас путали с Чумаком?

Сергей: Типа того

Леля: С одной стороны, благодаря проекту на «ТНТ» вас знают в каждом доме, но… Вы не устали, что вас постоянно с этим ассоциируют?

Сергей: Честно, есть такая болезнь у артистов, называется «Болезнь одной роли». Например, Демьяненко сыграл Шурика и все. К сожалению, да, у нас появилась такая штука.

Я со многими режиссерами киноиндустрии разговаривал, спрашивал, почему меня не снимают – я же могу. Надо пробовать. Говорят, очень сложно сломать стереотип, мол, меня все равно будут воспринимать, как скептика из «Битвы Экстрасенсов». Я жду, когда уже, наконец, проект закончится. Тут можно быть спокойным, на самом деле, зритель быстро все забывает. Через год после последнего сезона все уже забудут, что такое «Битва Экстрасенсов» и иначе начнут воспринимать и Сафроновых, и Кадони.

Кстати, заметьте, что Кадони уже по-другому воспринимают. Как шоу-мена, ведущего из «Дом-2». Честь и хвала ему хвала за это! Он сумел сломать стереотип о себе, как о колдуне в черном, который постоянно мундштуком смолит.

Леля: Не боитесь, что вместе с «Битвой Экстрасенсов» вас тоже забудут? Это нормально, все знают, что телевиденье так работает. Нет этого страха, не сосет под ложечкой?

Сергей: Нет, под ложечкой ни у кого не сосет. Помимо «Битвы Экстрасенсов» мы сделали «Чудо-люди», два сезона «Украины Чудес». Потом, к сожалению, все эти страшные события в стране произошли, а так бы делали и дальше сезоны.

На СТС делали проект. Поэтому надежд я не теряю. Дороги на телевиденье открыты, главное, идти туда с умом и находить на телевиденье время, которого у нас катастрофически не хватает.

В любом случае, я не боюсь, что перестанут показывать экстрасенсов и Братьев Сафроновых забудут. Сегодня мы уже состоявшийся бренд.

Леля: То есть вы уверены в себе и в любом случае готовы работать?

Сергей: Я другого выхода не вижу в нашей стране.

Леля: Вложить во что-нибудь все деньги, сейчас криптовалюта вон в моде…

Сергей: Я и вложил все деньги! В ипотеку.

Это так кажется, что если у артиста сумасшедший график, он миллионы привезет. Никаких миллионов он не привезет. В нашем случае, чтобы собрать 500 человек в зале, нужно привезти фуру реквизита, обеспечить двадцать человек гостиницей, питанием и так далее. Это не так просто.

Леля: Многие ведут банкеты, свадьбы, юбилеи. Как вы относитесь к такому виду заработка?

Сергей: Он имеет место быть, просто с нашей занятостью и нашими интересами нам больше нравится выступать на сцене. Нравится именно тот контакт со зрителями, который происходит в зале. Конечно, поехать на корпоратив и заработать в десять раз больше приятнее, но это будет не отдушина, а тупой заработок. В принципе, почему нет, но на это тоже нужно время.

Леля: Хочется задать еще вопрос про «Битву Экстрасенсов» – правда, интересно. Люди, которые там участвуют, умеют что-то сверхъестественное?

Сергей: Ну, конечно!

Леля: Серьезно? Это не сценарное шоу, не сериал?

Сергей: Серьезно. Сами посудите, какой может быть сценарий, когда перед нами сидит убитая горем мать, похоронившая свою изнасилованную дочь, сожженную до костей? Думаете, мы приводим экстрасенсов и говорим: «Сейчас мы будем эту женщину еще и за нос водить». Ну, гореть нам всем в аду тогда!

Леля: Вы же скептик

Сергей: Мой скепсис не означает, что экстрасенсов не существует. Они существуют, просто у меня к ним завышенные требования. Мне не достаточно слов о том, что у меня за спиной стоит мертвец. Ну, стоит, ну прекрасно. И что теперь? Почему я должен в это поверить? Докажите.

Информация личного характера, которую выдают экстрасенсы… У людей есть три проблемы: личная жизнь, здоровье, карьера. Ничего нового пока не придумали.

Если видишь убитую горем женщину с заплаканными глазами, не нужно быть экстрасенсов, чтобы понять, что она кого-то потеряла. Иногда достаточно быть хорошим психологом и просто наблюдательным человеком, чтобы понять, что именно произошло. Дедуктивным методом, а не экстрасенсорным. Но экстрасенсы, которые видят что-то, обычным людям недоступное, действительно существуют.

Леля: Что самое страшное говорили экстрасенсы лично вам?

Сергей: Рома Фад сказал: «Сережа, бросайте пить…».

Леля: Вы пьете?

Сергей: Умоляю вас. С таким графиком как не пить.

Леля: Понимаю вас. Хотя у меня нет такого графика.

Сергей: Но я не воспринимаю слова Фада особенно серьезно. Вы же понимаете, что если бы я действительно по-черному бухал, я бы не работал с братьями и не собирал бы залы, а валялся бы где-нибудь за МКАДом.

Леля: То есть, вы не страшный запойный бухарик, а просто тихий бытовой алкоголик?

Сергей: Ну, так и запишите. Добрый, милый алкоголик.

Леля: Договорились.

#БратьяСафроновы #гастроли #иллюзионисты #шоу

Happyday38 2016-2018

Иркутск. Россия